Домашние дети

Особым детям особенно нужна семья

Новости

Я больше не могу!

Автор - Юлиана Канунникова, психолог, сертифицированный позитивный психотерапевт, Амурская региональная общественная организация содействия приемным семьям «Мамонтенок», г. Благовещенск. Источник - Особый ребенок в приемной семье и в учреждении: социализация, интеграция, общественное мнение//Сборник материалов: региональный опыт, интересные практики, рассказы приемных родителей. – М.: БФ «Здесь и сейчас», 2015 г.

 

Именно с таким запросом приходят усталые, измученные приемные мамы: «Я больше не могу, я верну его в детский дом!» В своей практике я периодически сталкиваюсь с подобными заявлениями от приемных родителей. При этом дети живут в семье давно, адаптировались и сформировали устойчивую привязанность к приемным родителям.

 

Не у всех детей наблюдались какие-либо нарушения развития, но все они были «особыми». И об этой особости я разговариваю с уставшей и не верящей ни в себя, ни в благоприятное развитие событий мамой.

 

Жалобы обычные: врет, ворует, дерется, грубит/хамит, не желает учиться – нужное подчеркнуть.

 

Я уже говорила о завышенных ожиданиях родителей от детей и, как следствие, эмоциональном выгорании приемных родителей. Но откуда же берутся эти самые завышенные ожидания?

 

Имеется определение термина «ожидание», предложенное Милтоном Рокичем: «Ожидания – это простые суждения, осознанные или неосознанные, выводимые из того, что человек говорит или делает, и допускающие существование фразы «Я ожидаю...». Более позднее определение принадлежит Джейсону Сигелу: «Ожидания – это структура опыта, сжатого и объединенного в схемы или представления, которые, являясь искренними, руководят поведением».

 

Каждый человек обладает собственной системой ценностей и, как следствие, собственными ожиданиями к другим людям. Очень часто ожидания неосознанны, т.е. человек обижается на поведение и поступки другого человека и не всегда может объяснить, почему это происходит.

 

Ожидания – это представления человека о правильном поведении другого человека, о том, какими качествами, с его точки зрения, должен обладать другой, основанные на собственном опыте, на основании собственных ценностей в отношении тех или иных качеств. Ожидания различаются по степени убежденности. То есть ожидающий может расценивать нечто как более или менее правдоподобное, что отличает ожидание от знания.

 

Родители надеются, что: дети будут их уважать, слушаться и любить; хорошо учиться; помогать по дому; будут самостоятельными, хорошими, послушными детьми; талантливыми, интересными людьми; будут читать книги и заниматься спортом. В свою очередь, ожидания детей заметно отличаются от надежд родителей, а именно: стремление к свободе поведения; интерес к материальным ценностям, комфорту; принятие их такими, как они есть, и любовь к ним. Учеба, послушание, благодарность, трудолюбие, аккуратность, отзывчивость по разным причинам не всегда входят в актуальные устремления ребенка. Очевидно, что неоправданные ожидания родителей выступают в качестве весомого фактора риска благополучия семьи как системы, эмоционального состояния родителей и ребенка.

 

На первый взгляд, такие ожидания родителей могут показаться корыстными и эгоистичными. На самом деле все объясняется совсем иначе и с этим вовсе не связано. Родители, которые действительно вложили все свои силы, время и любовь в своего ребенка, жаждут увидеть результат всего этого. Они хотят увидеть не ответное поведение ребенка, а результаты своего воспитания. Насколько оно было эффективным, насколько правильным. Родители хотят убедиться в том, что они дали ребенку все. При этом зачастую родители игнорируют или отрицают некоторые особенности ребенка.

 

Даже если кровная мама девочки больна шизофренией, а папа – олигофренией, приемная мама хочет видеть дочь состоявшейся, умницей-красавицей, с престижной работой, с хорошей семьей и всем, что полагается. Девочке диагноз не поставлен. Нарушение поведения, вранье, воровство, трудности в обучении.

 

Ребенок в свою очередь часто не демонстрирует ожидаемое родителями поведение не столько из чувства протеста, сколько от желания обратить внимание на себя и свои нужды. Очень распространенное детское вранье говорит только об одном: ребенок боится говорить правду. Он может опасаться наказания за какой-либо проступок или бояться неодобрения родителей.

 

Воровство имеет больше причин. Это может быть и желание обладать какой-либо ценностью при условии, что родители отказали ребенку в приобретении этой ценности; это может быть желание ребенка обратить на себя внимание, таким способом показать родителям свою потребность в любви, заботе и принятии; это может быть влияние сверстников и попытка самоутвердиться в соответствующей среде подобным образом.

 

Качество, именуемое родителями ленью, также имеет свои причины. Ребенок может не видеть смысла в выполнении требуемого, может уставать физически или эмоционально, может просто не уметь делать то, что от него требуется.

 

При этом родители при формулировании своих требований-ожиданий от ребенка опираются либо на свой собственный опыт («Я в детстве делал так!»), либо на опыт других родителей («Соседские дети делают так!»). При этом родители редко учитывают возможности и ожидания самого ребенка.

 

Так, все родители чего-то ожидают от своих детей. Эти ожидания связаны с различными сферами: интеллектуальной, социальной, физической, эмоциональной. И если в одной или нескольких сферах личные качества ребенка не соответствуют ожидаемым родителями, то у родителей возникает чувство неоправданных ожиданий. При длительности ситуации это чувство способно привести к синдрому эмоционального выгорания у родителей.

 

Отдельно стоит сказать про ожидания приемных родителей. Они, как правило, гораздо выше, чем у биологических родителей к своим детям. Также во многом эмоциональное состояние приемных родителей зависит от мотива, по которому они приняли в семью ребенка. Очень часто мотивом принятия ребенка в семью выступает желание помочь ребенку-сироте.

 

В этом случае самая большая вероятность несовпадения родительских ожиданий и реальности. Родители ожидают, что приемный ребенок будет благодарен им за избавление от своей несчастной участи, но этого не происходит. Ребенок не только не испытывает благодарности к приемным родителям, но может и спросить их, зачем они забрали его из детского дома. Потому что любому ребенку в первую очередь нужна любовь и безусловное принятие со стороны родителей, приемных или кровных. Если этого не происходит, а от него ожидается «хорошее и правильное» поведение из чувства благодарности за избавление – ребенок протестует.

 

Одиночество, как мотив для принятия ребенка в семью, также является фактором риска неоправданных ожиданий, разочарования в себе, ребенке, вплоть до потери смысла жизни. Если человек не умеет строить отношения, и в связи с этим одинок, то возможно, он предъявляет слишком большие требования к себе и окружающим. Ребенок не будет исключением, при всем своем желании он не сможет соответствовать ожиданиям и требованиям приемного родителя.

 

Ребенок как атрибут социальной успешности также приводит к разочарованию. Если человека беспокоит мнение окружающих о себе, о том, что он бездетен, то и в отношении ребенка он также будет опираться на общественное мнение о том, каким должен быть ребенок. Любой ребенок никогда не сможет соответствовать общественному мнению о «хорошем ребенке», а приемный – особенно, т.к. в его жизни есть психическая травма.

 

Невозможность иметь собственных детей, прежде чем стать мотивом для принятия ребенка в семью, должна быть пережита и принята как факт. В противном случае родитель может никогда не смириться с тем, что приемный ребенок – не его, не похож на него ни внешне, ни по качествам. Такие роди- тели могут начать обвинять генетическую наследственность ребенка в том, что он «не такой», не соответствует их ожиданиям об их собственном идеальном ребенке.

 

Принятие ребенка в семью с целью налаживания супружеских отношений также чревато разочарованием. В этом случае часто у приемных родителей рисуется картинка идеальных семейных выходных, чистого улыбающегося послушного малыша, который сплотит распадающуюся семью. Родители забывают про будни, болезни и капризы. В случае если семейные отношения претерпевают кризис, ребенок не только не сплотит семью, но она может и вовсе распасться. Ни один ребенок не сможет всегда быть «воскресным», ребенком для выходных и праздников.

 

Компенсация утраты собственного ребенка – это самый неблагоприятный мотив для принятия ребенка в семью. Любой родитель с не пережитым горем будет стремиться вернуть потерянного ребенка. Любого принятого в семью ребенка он будет сравнивать с потерянным, и сравнение всегда будет не в пользу приемного ребенка. Приемный ребенок не сможет быть таким же, как умерший, эти ожидания не могут оправдаться.

 

Синдром «пустого гнезда» – этим термином называется ситуация, когда выросшие дети создают свои семьи и покидают родителей. В этом случае все зависит от восприятия родителями детей. Возможно, они также будут пытаться сравнивать приемного ребенка со своими детьми, ожидать от них аналогичного поведения и отношения к жизни. В этом случае родительские ожидания также не будут оправданы.

 

Отдельно стоит отметить отношение к генетической предрасположенности. Очень многие приемные родители, зная об асоциальности родителей приемного ребенка, опасаются проявлений каких-либо асоциальных качеств у ребенка. Каждый человек стремится реализовать ожидания, возложенные на него – неважно, знает ли он о них или нет. При этом, чем больше приемные родители этого опасаются, тем больше вероятность того, что приемный ребенок начнет «пробовать» социально неодобряемое поведение: курение, алкоголизм, наркоманию, проституцию, воровство. Ребенку не важно, позитивные или негативные ожидания присутствуют у родителей, он будет стараться им соответствовать.

 

Любовь и внимание, человеческое терпение и понимание способствует воспитанию ребенка, в том числе ребенка, который на данный момент ведёт себя непонятно для родителей. Это правило, конечно, относится не только к приёмным детям. Однако больше всего мифов и предубеждений в обществе вокруг приёмных детей: они трудные, они проблемные, они тяжёлые, нужно приложить очень много усилий, чтобы их вырастить. Во многом это правда. Вообще с детьми надо прикладывать много усилий, и любой ребенок требует к себе внимания и постоянного контроля. Приёмный ребёнок требует в разы больше. Кроме того, ему необходимо колоссальное количество времени и усилий, чтобы привыкнуть к новой семье: к образу жизни, окружению, дому. Об этом не всегда думают, и как только приводят ребёнка домой, считают, что ребёнок уже готов к жизни в семье.

 

Однако в его жизни всё очень резко поменялось. Настолько резко, что ребёнок испытывает стресс. Приемным родителям придётся поменять не только привычки ребёнка, но и свои – даже в первую очередь свои. Появление любого нового члена семьи – тёща приехала, брат остался в городе на сессию, родился кровный ребёнок или пришёл в семью приёмный – меняет привычный уклад жизни. Меняется распорядок дня, по-иному расставляются приоритеты. Но приёмные родители об этом задумываются редко. Обычно говорят о том, что ребёнок должен поменяться, а не взрослые. Ребёнок должен соответствовать ожиданиям новых родителей, а они вроде бы и так сделали хорошее дело. Ребенок же начинает вести себя абсолютно непонятным, необъяснимым образом: может укло- няться от ласки и даже проявлять агрессию в ответ на попытки сблизиться, кричит, не отдаёт игрушки.

 

У приёмных родителей есть определённые ожидания, что должен уметь ребёнок в том или ином возрасте. Но приёмный ребёнок может не обладать этими умениями. Не потому что его не научили этому, а потому что он оказывается в стрессовой ситуации. А когда ребёнок испытывает стресс, он показывает регресс в развитии, он демонстрирует скачок назад. Приёмный же ребёнок, оказываясь в стрессовом состоянии, которое может быть спровоцировано отъездом родителя в командировку, госпитализацией и другими привычными для нас факторами, часто транслирует поведение того возраста, в котором произошло либо его изъятие из семьи, либо потеря семьи. Буквально, дети 6-7 лет могут начать сосать палец, перестать проситься в туалет, кидаться на пол в истерике – типичное поведение для ребенка трехлетнего возраста.

 

С самыми обычными, привычными для нас вещами ребёнок сталкивается первый раз. Он, возможно, никогда не выходил из дома один. Никогда не ходил в магазин. Он не умеет отстаивать себя и своё мнение. Страх, что его отдадут обратно, сохраняется у ребёнка на долгие годы. Очень важно никогда не давать ему даже повода думать об этом. Даже если ребёнок сам кричит, что он хочет обратно, он зачастую провоцирует родителей и хочет услышать обратное, что его никогда не вернут.

 

У каждого трудного поведения обязательно есть причина. Она может быть явной и лежащей на поверхности, например, не пережитая психотравма в прошлом ребенка, может быть скрытой и непонятной, так сказать, на фоне общего благополучия. Но стоит помнить о том, что она обязательно есть, всегда.

 

Я обычно не работаю с детьми. Исключение составляют травмированные дети, так называемые «дети-травматики», имеющие непереработанную психотравму. Те, кому не просто нужна, а жизненно необходима психологическая реанимация. Во всех остальных случаях с психологической помощью ребенку справляются родители. Кто, как не мама, знает лучше всех, как помочь ребенку, как понять его, как перенаправить его энергию в другое русло или выбрать другой способ реагирования на трудную для малыша ситуацию? Как правило, мне хватает 1-2 бесед с мамой, чтобы объяснить, что зачастую трудное поведение ребенка – это просто зеркало детско-родительских отношений, существующих в семье.

 

А в этом зеркале может отражаться все, что угодно: и страх возврата в детский дом (глупейшая, на мой взгляд, «воспитательная» фраза: будешь плохо себя вести – вернешься в детский дом!), и страх собственной «ненужности», и попытка обратить на себя внимание – хоть какое-нибудь, и желание доказать свою значимость или право на собственное мнение... Список можно продолжать бесконечно, в каждом конкретном случае это будут свои собственные причины. Самое важное в такой ситуации – это определить фокус проблемы, угол зрения на ситуацию. Если вы заведомо воспринимаете поведение ребенка, как неправильное – значит, у вас есть картинка правильного поведения. Возникает вопрос: как эта картинка появилась, насколько она отражает реальность вашего ребенка, или же это просто ваше представление об идеальном ребенке. Это очень важный момент. Если в вашей картинке правильного поведения учтены все особенности именно вашего малыша, а произошедшее явно выходит за рамки допустимого, то, скорее всего, это разовое событие, разобраться с которым для вас не составит труда. Мы же говорим о хронической ситуации, приводящей к состоянию родителя «я больше не могу». В этом случае рискну предположить, что ваша идея правильного поведения ребенка также далека от вашего реального ребенка, его характера и особенностей, как носорог от полетов в космос. И возможно, как раз этим самым «неправильным поведением» ваш ребенок об этом не просто сообщает, он кричит и пытается изо всех сил вырваться из того кубика, в который вы его заворачиваете.

 

Я сразу предупреждаю родителей, которые приводят мне ребенка «на починку», что детей я не чиню. Работаю я только и исключительно с родителями, в первую очередь – на осознание своих ожиданий и принятие ребенка таким, какой он есть. Я часто говорю родителям, что их ребенок «особый», хотя бы тем, что он ранен, в нежном возрасте он был брошен самым близким и нужным человеком. Родители обычно стараются научить детей аккуратности, послушанию, пунктуальности, чистоплотности, усердию. Хотят, чтобы ребенок хорошо учился и ценил свои вещи. В ответ ждут благодарности и любви.

 

Где логика? Если вы учите ребенка быть послушным – то и ждите послушания, или наоборот, бунта. Любви можно научить только на личном примере, только любя и принимая ребенка. Если вы говорите: «Я хочу, чтобы он был успешным в жизни, т.е. имел престижную работу, хорошую зарплату и семью» – не обманывайте себя. Успешность выражается не в количестве полученных пятерок в школе и рублей во взрослой жизни. Успешность, в первую очередь, – это осмысленность и наполненность жизни. Это умение быть в контакте с самим собой, понимать свои чувства и переживания. Умение брать ответственность за свою жизнь на себя, умение сказать: «Это моя жизнь, и я ее живу!» Для того, чтобы ребенок, вступив во взрослую жизнь, стал успешным именно с этой позиции, недостаточно выработать в ребенке послушание, аккуратность или трудолюбие.

 

Однажды ко мне привели 8-летнего мальчика с жалобами на агрессивное поведение в школе. Я предложила маме определиться с тем, какие качества она может увидеть у мальчика сейчас, а какие – она хотела бы у него видеть. Причем в этих списках мы рассматриваем абсолютно все: и положительные, и отрицательные качества. Таким образом, такое качество, как «упрямство», через пару бесед превратилось в «умение добиваться своего» и из отрицательного списка перекочевало в положительный. Каким мы воспринимаем своего ребенка – зависит исключительно от того, что мы хотим получить в итоге. Если мы хотим получить послушного, тихого и беспроблемного – то конечно, упрямство будет явно лишним и мешающим, отравляющим нашу жизнь. А вот если мы хотим, чтобы ребенок умел добраться до своей цели, и вообще имел эту самую цель, то без упорства этого добиться никак нельзя.

 

Таким образом, говоря о трудном поведении ребенка, стоит в первую очередь определиться, для кого это поведение представляет трудность: для вас, для учителя, для соседа, которому не нравится ваш шустрый и шумный малыш?

 

Конечно, если вы приходите за ребенком в школу и первое, что вы видите – уставшую или рассерженную учительницу, а слышите только упреки в адрес вашего чада, то сложно ос- таваться понимающим и заботливым. Очень хочется уложить ребенка в предписанные рамки и нормы поведения. Но стоит помнить об одной важной детали: у любого действия или поведения ребенка обязательно есть причины.

 

Давайте рассмотрим такой пример. Ваш супруг приходит домой и натыкается на ваше ледяное молчание. Он изумлен, или может быть даже рассержен таким проявлением вашего внимания к нему. А теперь посмотрим на ситуацию глубже. Например, вам надо было попасть к парикмахеру, к которому вы записались за месяц, на другое время перенести визит невозможно, а муж забыл про это и не отвез вас/не посидел с малышом. Это причина для обиды? Это может быть даже причиной для слез или разговора на повышенных тонах – у каждого свои способы реагирования на стрессовую ситуацию. Этот пример иллюстрирует, что причина есть всегда. Даже если она не явная, вы ее не видите и даже не задумываетесь о ней. Причина любого разочарования кроется в неоправданных ожиданиях: к ребенку, к партнеру, к парикмахеру...

 

Давайте определим, что такое трудное поведение ребенка. Это поведение, которое неудобно для взрослых людей. Это может быть реакция на любые перемены в семье: переезд, новый член семьи, проблемы во взаимоотношениях. Зачастую любое трудное поведение ребёнка – это прямая реакция на кризис в семье. Трудное поведение часто связано с тем, что взрослый в такой момент дистанцирован от ребёнка. Мама и папа выполняют свои прямые обязанности, но нет настоящей близости. Если говорить о приёмных детях, то почти всегда возникает следующая ситуация. Ребёнок пришёл в семью, родители всё для него делают, но в какой-то момент переключаются, отвлекаются от него. Ведь есть ещё дела, возможно, есть другие дети, есть работа, друзья. Ребёнку кажется, что в этот момент ему не хватает взрослого, и он любым способом этого взрослого поворачивает к себе.

 

Хватает ли ребёнку любви, может решить только сам ребёнок. Когда он получит необходимое ему количество поцелуев, объятий, он сам даст об этом знать. Дети из сиротских учреждений или неблагополучных семей могут быть похожи на бездонную бочку, бесконечно требуя ласки и внимания, удивляя этим своих приемных родителей. Ему нужно столько, сколько просит ребёнок, пока он не начнёт успокаиваться. Это – дефицитарная потребность, у ребёнка-сироты она пострадала максимально. Нужно восполнить эту потребность. Это сравнимо с кусками хлеба или конфетами под подушкой. Приемные родители удивляются: «Он ест много, как в него столько влезает, а потом я еще куски из-под подушки вытряхиваю, словно у него кто-то отнимает!» Знакомая картина? Это простая иллюстрация, еды в кровной семье или учреждении детям может хватать или не хватать, а вот любви не хватает всегда.

 

Таким образом, подытоживая все сказанное, можно отметить следующее: если вас накрыло ощущением, которое я называю «Я больше не могу!» – вам стоит в первую очередь обратиться за помощью к специалисту-психологу. Если у вас нет такой возможности, вы можете задуматься о том, чего же вы ждете от своего «трудного» ребенка, и почему он для вас стал трудным.

 

Опишите ребенка таким, какой он есть. Затем опишите своего идеального ребенка. Сравните оба описания. Подумайте, какие ваши ожидания являются реальными, относящимися к вашему конкретному ребенку, а что – относится скорее к вам, к вашим личным желаниям, и при этом ничего общего с вашим ребенком не имеют. Далее попробуйте рассмотреть причины «трудного» поведения вашего ребенка. Что он пытается сказать вам? Что он тоже «больше не может»? Что он хочет: больше вашего внимания, или наоборот, вы даете ему слишком много контроля и слишком мало свободы и личной ответственности?

 

На эти вопросы вы сможете ответить, только увидев вашего ребенка таким, какой он есть, со всеми его травмами, потребностями, желаниями и мечтами. Я, в свою очередь, могу пожелать вам только взаимопонимания и близких отношений, ну и, конечно же, – взаимной любви! 

 





© 2012-2014 Ресурсный центр помощи приемным семьям с особыми детьми | Благотворительный фонд «Здесь и сейчас»
Проект при поддержке компании RU-CENTER
Яндекс.Метрика