Домашние дети

Особым детям особенно нужна семья

Новости

Риски и перспективы семейного устройства детей с проблемами развития

Авторы: А.Л.Битова, логопед, директор Региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики». А.К. Фадина, исполнительный директор Региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики», Москва. Источник Особый ребенок в приемной семье и в учреждении: социализация, интеграция, общественное мнение//Сборник материалов: региональный опыт, интересные практики, рассказы приемных родителей. – М.: БФ «Здесь и сейчас», 2015 г. 

 

В последние годы государство прилагает огромные усилия по устройству в семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (усыновление, опека, приемные се- мьи). Как правило, семьи готовы принимать маленьких детей без особых проблем со здоровьем. Что касается устройства в семью ребенка с тяжелыми и множественными нарушениями развития, то каждый такой случай сейчас рассматривается как исключение – несмотря на меры по дополнительной финансовой поддержке семей, берущих на себя воспитание детей с инвалидностью.

page3image8864

Если особый ребенок все-таки уходит под опеку, в семью, то, как правило, это семья родственника или волонтера, который какое-то время посещал детские дома-интернаты (ДДИ) для детей-сирот и детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития, оставшихся без попечения родителей и имеющих инвалидность.

 

Кроме того, приемные семьи, которые фактически являются профессиональными семьями, начали проявлять больший интерес к детям с инвалидностью с учетом ряда документов, стимулирующих усыновление детей с инвалидностью.

 

В настоящее время в каждом ДДИ находятся дети, которые имеют родителей и, следовательно, не являются детьми, оставшимися без попечения родителей. Подавляющее большинство ребят видит своих родителей очень и очень редко, в том числе и потому, что ДДИ зачастую располагаются в не- больших населенных пунктах за много километров от регионального центра или крупного города (в среднем на регион приходится 1-2 ДДИ, которые, помимо прочего, играют роль градообразующего предприятия).

 

Возникает закономерный вопрос, почему же в дди, то есть в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 30-50% воспитанников составляют дети, имеющие родителей? 

 

Эти дети не были изъяты из семьи по тем или иным причинам. Это дети, родители которых на первом этапе не испугались того, что у них родился «особенный» ребенок. Но первые зерна сомнений упали в души родителей еще в роддоме. Персонал смотрел с большим сочувствием, врачи спрашивали: «Вы, правда, возьмете этого ребенка?» И «добрые» санитарки тоже считали необходимым дать совет: «Оставь, молодая еще, родишь другого, здорового».

 

В методических рекомендациях 2014 года, под редакцией директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации Е.Н. Байбариной, «Профилактика отказов от новорожденных в родильных домах» в целевую группу включены женщины, находящиеся в родильном доме, родившие ребенка с врожденными нарушениями развития и нарушениями здоровья.

 

Подчеркивается, что специалисты, вовлеченные в деятельность по профилактике отказов от новорожденных, должны уделять особое внимание женщинам с риском/фактом рождения детей с врожденными нарушениями развития (даже при отсутствии признаков наличия риска отказа от ребенка).

 

«В случае рождения ребенка с нарушениями развития, в связи с особенностями организации помощи данной целевой группе (специальная информационная и психологическая помощь, совместное сообщение диагноза семье врачом и психологом, необходимость информирования по вопросам семейного воспитания ребенка с данным нарушением развития, перспективах дальнейшего сопровождении семьи и др.) целесообразно уже на первом этапе привлечение специалистов службы ранней помощи, а при отсутствии такой Службы – привлечение специалистов, имеющих необходимые компетенции для оказания такой помощи семье».

 

К сожалению, Службы ранней помощи (раннего вмешательства), доказавшие право на существование, имеются далеко не во всех регионах.

 

Но мы говорим о тех родителях, которые приняли решение: «Это наш ребенок! Мы справимся! Он выздоровеет, и все будет хорошо». Начинается ежедневная, ежеминутная борьба за ребенка, и часто это борьба против системы, которая не хочет принимать такого ребенка. В результате семья часто оказывается в изоляции. Часто такие семьи распадаются, и в лучшем случае папа потом лишь материально поддерживает ребенка. Мама какое-то время еще продолжает верить и надеяться на «волшебную» таблетку или операцию.

 

Практика показывает, что максимально раннее проведение грамотных реабилитационных мероприятий позволяет многое компенсировать и корректировать. Однако не везде есть возможность получить раннюю помощь, кроме того, семья зачастую упускает время, отдавая приоритет медицинскому лечению.

 

Ребенку 3-4 года, но в детский сад его не берут, так как он не говорит, не приучен к горшку, сам не передвигается, не слушается и т.д. и т.п.

 

В семье стало мало денег, у мамы закончились силы, ей очень хочется вернуться на работу, отдохнуть и т.д. Снова на помощь приходят «добрые люди», зачастую врачи, которые говорят: «И что же Вы так мучаетесь, он же в школу не пойдет все равно, так как... (см. причины выше). А ведь есть прекрасные ДДИ, где и учат, и лечат, и реабилитируют. И можно круглосуточно, можно ежедневно, а можно отдать сразу на 6 месяцев».

 

Выборочный анализ, проведенный в 2014 году специалис- тами РБОО «Центр лечебной педагогики» по нескольким ДДИ Москвы, показал, что возраст, в котором ребенок с тяжелыми и множественными нарушениями развития, имеющий родителей, помещается в ДДИ по заявлению родителей, на 1-2 года превышает тот возраст, когда «обычные» дети начинают посещать детский сад (4-5 лет) и школу (7-9 лет). Следующий пик приходится на начало подросткового возраста (14-15 лет). 

 

Легко найти этому объяснение:

  1. Родители несколько раз проходят круги, надеясь, что ребенка все-таки возьмут в тот или иной детский садик или школу, и если не находят такого учреждения, то принимают такое непростое решение.

  2. Ребенка взяли в детский сад или школу, а через некоторое время его оттуда практически выгоняют: он не может, он не сможет, он нам не подходит и т.д. И снова активно советуют поместить ребенка в ДДИ.

  3. Родители оказываются не готовы к принятию ребенка в возрасте 14-16 лет, когда он вступает в пубертатный период.

 

Такие истории чередой проходят через Центр лечебной педагогики – как правило, на этапе, когда семья уже приняла решение и собрала пакет документов на помещение ребенка в ДДИ. Иногда нам удается предотвратить помещение ребенка в сиротское учреждение, проведя определенные консультации, объяснив родителям права ребенка на образование, помочь решить вопросы, связанные с включением ребенка в систему образования.

 

В соответствии с п. 2 ст. 155.1 Семейного кодекса РФ временное пребывание ребенка, имеющего родителей, в организации для детей-сирот возможно в двух случаях:

–  в целях получения им медицинских, социальных, образовательных или иных услуг (в случае отсутствия иной возможности получения этих услуг);

–  в целях обеспечения временного проживания ребенка в течение периода, когда родители, усыновители либо опекуны или попечители по уважительным причинам не могут исполнять свои обязанности в отношении ребенка.

 

Временная передача ребенка в организацию для детей-сирот не прекращает прав и обязанностей родителей, усыновителей либо опекунов или попечителей в отношении этого ребенка.

 

Однако по факту эти обязанности выполняются далеко не всегда или не в полном объеме.

 

С 1 сентября 2015 года порядок оформления временной передачи ребенка в организацию для детей-сирот по заявлению родителей регулируется пп. 13-15 «Положения о деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей», утвержденным Постановлением Правительства РФ от 24.05.2014 No 481.

 

Для временного помещения ребенка в организацию для детей-сирот законный представитель должен обратиться в орган опеки и попечительства по месту жительства или пребывания ребенка в целях заключения соглашения между законным представителем, организацией для детей-сирот и органом опеки и попечительства о временном пребывании ребенка в организации для детей-сирот.

 

В соглашении должны быть предусмотрены мероприятия по предоставлению семье консультативной, психологической, педагогической, юридической, социальной и иной помощи; обязанности законного представителя ребенка в части его воспитания, посещения и участия в обеспечении содержания ребенка в организации для детей-сирот; срок пребывания ребенка в организации для детей-сирот; права и обязан- ности организации для детей-сирот, а также ответственность сторон за нарушение условий соглашения. Форма соглашения должна быть подготовлена и утверждена Минобразования и науки РФ.

 

До настоящего времени в случае помещения ребенка-инвалида в ДДИ на постоянную форму пребывания заключается договор, которым регулируется только плата за содержание, составляющая 2/3 пенсии по инвалидности ребенка. Другие формы ответственности родителей договором не регулируется, вследствие чего многих детей родители навещают крайне редко, не всегда выполняют рекомендации по лечению и реабилитации, а в отдельных случаях препятствуют реализации права на образование.

 

Вступивший в силу 1 января 2015 года Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» гарантирует оказание социальных услуг семьям, воспитывающим детей с инвалидностью. А социальные услуги в свою очередь могут оказываться в стационарной, полустационарной форме и на дому. В соответствии с новым законом детям-инвалидам социальные услуги должны предоставляться бесплатно.

  

Все это входит в противоречие с положениями Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 1 июня 2012 г. No 761, которая предусматривает, в частности, следующее:

–  обеспечение приоритета семейного устройства детей-сирот;

–  организация работы по реабилитации и восстановлению в родительских правах родителей воспитанников учреждений интернатного типа, поиску родственников и установлению с ними социальных связей для возврата детей в родные семьи;

–  реформирование сети и деятельности учреждений для детей-сирот, в том числе для детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья;

– перепрофилирование учреждений интернатного типа в службы по поддержке семей и детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в реабилитационные центры, другие учреждения в соответствии с потребностями региона.

 

Приходится констатировать малую эффективность профилактической работы, в частности недостаточное внимание к выявлению семей в социально опасном положении на ранних стадиях и помощи им, включая семьи, в которых воспитываются и дети с тяжелыми формами инвалидности.

 

На муниципальном уровне практически отсутствует какая-либо работа с такой семьей. В лучшем случае такая деятельность сводится к приглашению ребенка-инвалида на праздничные мероприятия или раздаче подарков ко Дню инвалидов.

 

Все еще отсутствует понимание того, что помещение ребенка в ДДИ нарушает основные права ребенка:

–  каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

–  ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства.

 

Пребывание в ДДИ детей-инвалидов, имеющих родителей, с одной стороны, позволяет обеспечивать им минимальный специализированный уход, организация которого в домашних условиях, как правило, затруднена. Это особенно важно для детей с тяжелыми формами инвалидности. 

 

В то же время, помещение ребенка в ДДИ – это путь к социальному сиротству. Закрытость таких учреждений, отсутствие доступа к общеобразовательным школам и инклюзивному обучению приводит к социальной изоляции, значительно ограничивая возможности последующей интеграции ребенка в общество на всех уровнях. Это касается и тех детей, которые имеют относительно незначительные нарушения в развитии или здоровье. При этом в 18 лет воспитанники ДДИ, как правило, переводятся в институциональные учреждения, т.е. в психоневрологические интернаты.

 

В докладе, подготовленном Аналитическим Центром при Правительстве РФ в 2014 году, «Об экономических последствиях текущей ситуации в сфере социального сиротства» представлена информация о расходах на детей-сирот, представленной 73 субъектами Российской Федерации. Было установлено, что в 2013 году оценочные удельные затраты на содержание в интернатном учреждении одного ребенка в возрасте до 3 лет составляли около 660 тыс. рублей в год, для детей старше 3 лет – около 510 тыс. рублей в год. При этом удельная стоимость содержания детей в различных регионах отличается в разы (для Москвы это более 1 млн. рублей в год на одного ребенка). Для сравнения: при передаче ребенка в семью средние по регионам расходы на ребенка в год в 2013 году приблизились к 200 тыс. рублей в год (что почти в 3 раза меньше расходов на содержание детей в учреждениях интернатного типа).

 

К примеру, содержание ребенка в семье в Москве обходится в сумму менее 100 тыс. рублей, так как ежемесячная компенсационная выплата лицу, занятому уходом за ребенком-инвалидом или инвалидом с детства в возрасте до 23 лет установлена в размере 6 тыс. рублей (существуют еще небольшие доплаты).

 

Лишенные родительского попечения дети, не имеющие опыта жизни в семье или получившие негативный опыт, чаще оказываются в трудных жизненных ситуациях в силу неприспособленности к взрослой жизни (тем более что взрослым с нарушениями развития требуется специальное сопровождение).

 

Семейная забота и воспитание расширяют возможности ребенка в части получения образования, реабилитации, проведении оздоровительных мероприятий и во многом определяют будущую модель организации его жизни.

 

До тех пор, пока не предприняты решительные шаги для сохранения детей-инвалидов в кровных семьях, приток детей-инвалидов, имеющих родителей, в учреждения для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, будет сохраняться в долгосрочной перспективе. Среди необходимых мер по сохранению детей с нарушениями развития в кровных семьях: создание на муниципальном уровне служб для семей, нуждающихся в помощи и поддержке государства, развитие региональных центров ранней помощи, центров, оказывающих реабилитационные услуги на всем протяжении жизни, развитие системы образования для детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития, начиная с раннего дошкольного возраста и заканчивая профессиональным образо- ванием, создание системы сопровождаемого трудоустройства (занятости) и поддерживаемого проживания. 

 





© 2012-2014 Ресурсный центр помощи приемным семьям с особыми детьми | Благотворительный фонд «Здесь и сейчас»
Проект при поддержке компании RU-CENTER
Яндекс.Метрика